ИНТЕРВЬЮ

Интервью: Продюсер «Шугалея» рассказал о новом киножанре, о съемках картины и возможном продолжении (Читайте на KinoNews.ru)

Продюсер

В эфире телеканала «НТВ» 1 мая состоялась мировая премьера фильма «Шугалей», снятого на основе реальных событий, происходящих прямо сейчас. Картина, таким образом, ознаменовала рождение нового жанра – художественная документалистика. Об этой инновационной киноработе рассказал продюсер съемочной компании «Трииксмедиа» Сергей Щеглов.

Щеглов, узнав, что за историей, которую предстояло экранизировать, стоят судьбы реальных людей, россиян, находящихся в плену на территории Ливии, решительно взялся за проект. Сергей Алексеевич убежден, что никто не смеет незаконно удерживать наших сограждан с применением силы. Тем более, когда они приезжают в другую страну по приглашению местного правительства.

Именно по официальному приглашению Правительства национального согласия (ПНС), контролирующего Триполи и окрестности, и прибыла в Ливию группа российских социологов. Александру Прокофьеву, Максиму Шугалею и Самеру Суэйфану предстояло изучить социально-политическую действительность этой североафриканской страны. Ученые должны были выявить истоки внутриливийского вооруженного противостояния, силы влияния, чтобы помочь найти решение для мирного урегулирования ситуации.

Дело в том, что после гибели законно избранного президента Ливии Муаммара Каддафи в 2011 году, страну, по сути, оккупировали деструктивные силы и бандформирования. В государстве нет единой для всех власти, которая могла бы управлять общественным и экономическим развитием.

«Ливия действительно стала каким-то сборищем преступников со всего мира», — подчеркнул Щеглов.

В основу сценария нового фильма легли собранные российскими социологами данные, опросы общественного мнения, интервью и т.д. За несколько дней до того, как Шугалея и Суэйфана захватили в плен, с документами по социсследованию в Россию отправился Прокофьев. Продюсер отметил, что съемочная группа подошла к поставленной задаче профессионально и постаралась максимально точно воспроизвести известные ей факты, так что художественное искажение сведено к минимуму.

«Я бы назвал это художественной документалистикой, такого до этого никто не снимал», — подобрал название новому жанру кино Щеглов.

По его мнению, картина значима в первую очередь тем, что показывает всем простым людям на Земле, что есть в мире и такие страны, где нет ни демократии, ни даже Конституции, где насилие над личностью, над женщинами, над человеком возведены в ранг закона. Жажда наживы там превалирует над ценностью человеческой жизни и достоинства. Таковы ливийские боевики, которые воюют на стороне так называемого ПНС. Они – просто бандиты и террористы, какими бы названиями ни прикрывались. Они живут затем, чтобы грабить, истязать, насиловать и убивать, если за это платят деньги.

«Ливия – страшная страна с точки зрения правления, страшная страна для граждан всего мира», — продолжает продюсер ленты «Шугалей». Кинокомпания работала именно над тем, чтобы донести до мирового зрителя правду.

Как полагает Сергей Щеглов, киноновинка, безусловно, заинтересует иностранного зрителя как европейского, так и арабского, восточного. Посмотреть ее он рекомендует буквально всем: «И я даже считаю, что на американском континенте будет обязательно полезно фильм посмотреть. Потому что они кроме себя никого не видят, они даже не знают, что есть силы, способные представлять угрозу американскому континенту в том числе».

Фильм «Шугалей» был снят в рекордно сжатые сроки. В истории российского кинематографа, напоминает Сергей, не было случая, чтобы от начала съемок до выхода фильма в эфир проходило всего 48 дней. Причем 12 из них прошло в условиях карантина в связи с распространением коронавируса.

Были и другие трудности. Многие сцены снимали в Тунисе, что потребовало от съемочной группы адаптации к арабскому менталитету. Кроме того, трудовые нормы в этой стране отличаются от российских, европейских. В частности, в Тунисе рабочий день длится только пять часов, в Европе – восемь, а в России же снимают без счета времени.

Но оказалось, что возможно работать и в таких условиях. Можно в сжатые сроки оперативно снимать качественный масштабный фильм. Ряд отображенных в сюжете событий произошли всего несколько дней назад, но группа справилась с такой ответственной работой.

«Для меня явилось откровением, что многие наши кинематографисты могут и умеют работать быстро, если перед ними стоит жесткая и честная задача, когда понятно, ради чего мы работаем. Мы работали ради спасения человека», — продолжает Щеглов.

Работали 48 дней по 14 часов все, начиная от съемочной группы и до постпродакшна, осознавая, что работают на спасение человеческой жизни. Равнодушных не было, и это был удивительный и мощный опыт для продюсера.

Сергей Щеглов считает, что не снимать сегодня такие фильмы нельзя – это уже продиктованная временем необходимость. Риски по ходу работы, разумеется, были. Как минимум в Тунисе также действуют «Братья-мусульмане» (запрещенная в РФ террористическая организация) – сила, опасная для всего человечества. Поэтому приходилось не все рассказывать местным о картине. Но этот риск, как сказал продюсер, не больше, чем ездить на машине.

Сергей также считает, что по ходу развития событий вокруг российских социологов в Ливии обязательно нужно будет снимать продолжение «Шугалея». Потому что финал подлинной человеческой истории все еще неизвестен. А зритель к такому неравнодушен и будет ждать, чем же все закончится.

«Пусть это будет финал положительный, отрицательный – неважно какой, но финал должен быть у любого фильма».

Источник

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть